Крепость Осовец: где находится, история и интересные факты

Где находится крепость Осовец? Расположение на карте

Где находится крепость Осовец? Расположение на карте

Крепость Осовец получила свое название благодаря расположению около Польского местечка Осовице находящегося на расстоянии 50 км. от г. Белосток. На южной стороне реки Бобры. С 1795 по 1918 года территория крепости принадлежала Российской Империи. Сегодня Осовец-Твердза — деревня расположенная на территории Польши.

Крепость Осовец возводилась как оборонительный объект по форме напоминающей шестиугольник. Площадь форта примерно 1 км2. Окружал форт ров с водой заполненный только с трех сторон. Крепость возводилась для обороны по проекту Э. И. Тотлебена. Место для строительства крепости было выбрано не случайно. Путь по железной дороге был единственным возможным с севера в сторону г. Белосток.

Альтернативы для проезда в этом направлении больше не было. Территория вокруг крепости располагалась болотистая и непроходимая. Путь в обход крепости предвещал неминуемую гибель в болотах. Во время Первой мировой войны крепость подвергалась немецким нападкам. Крепость выдержала многократные штурмы и осады. Безрезультатные атаки заставили немецкие войска применить химическое оружие. Применение химического оружия привело к огромным жертвам в русской армии.

Во время Первой мировой войны одна из контратак под командованием В.К. Котлинского получила известность как «Атака мертвецов» из-за самоотверженности солдат давших отпор немецким войскам. Деревню со схожим названием можно найти на карте Белоруссии, однако она не имеет ничего общего с Крепостью Осовец.

История строительства

В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50-ти км от г. Белосток (с 1795 года эта территория входила в состав Российской империи, с 1918 года Польша обрела независимость). Город разделен на две части рекой Бобры (Biebrza).

После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии и Австрии в восточные районы Российской империи.

По планам русского генерального штаба от 1873 года крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через р. Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882, под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1.

В 1891 году на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 км от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укрепсооружения составляла около 1 км².

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 м и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 м. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах.

Кроме Центрального речного форта под руководством всё того же генерала Крассовского были построены ещё два форта.

На северном берегу реки Бобры для защиты ж/д моста построен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечной лунеты размером 400×500 м, окруженный водяным рвом, защищённым тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укреплённые казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищён невысоким земляным валом без боковой защиты.

В 1886 г. примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 ещё назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведенного здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединён с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 м и рвом шириной 20-30 м.

В результате в середине местечка Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.

После 1885 г. европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 м на песчаной подушке глубиной более 1 м. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.

В 1891 г. было начато строительство ещё одного крепостного объекта в 3 км к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведён железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружён плоским и сильно расчленённым земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов. По причине недостаточного финансирования к 1914 г. строительство объекта было не закончено. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта.

Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.

После 1900 г. к северу от ж/д, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 г. форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.

Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 г. и экспериментов, проведенных в 1908 г., дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.

Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укреплённой группы в 4 км восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укреплённых позиций для двух батарей гаубиц кал. 152 мм. Из-за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлён.

В 1912—1914 г. на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме была построена ещё одна новая, современная укреплённая позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными ж/б укрытиями, рассчитанными на пехотную роту, оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы Gallopin производства фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.

Защита крепости Осовец. Атака мертвецов.

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии». Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914-го: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. А осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.

Крепость Осовец.Форт №1

Крепость Осовец.Форт №1
Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

6 августа 1915-го стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

Читайте также:  Город Чучин

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».
«Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

Осовец русские войска все же оставили, но позже и по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – тоже пример героизма. Потому как вывозить все из крепости пришлось по ночам, днем шоссе на Гродно было непроходимо: его беспрестанно бомбили немецкие аэропланы. Но врагу не оставили ни патрона, ни снаряда, ни даже банки консервов. Каждое орудие тянули на лямках 30-50 артиллеристов или ополченцев. В ночь на 24 августа 1915 года русские саперы взорвали все, что уцелело от немецкого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

В 1924 году европейские газеты писали о некоем русском солдате (имя его, к сожалению, не известно), обнаруженном польскими властями в крепости Осовец. Как оказалось, при отступлении саперы направленными взрывами засыпали подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Когда польские офицеры спустились в подвалы, из темноты по-русски раздалось: «Стой! Кто идет?» Незнакомец оказался русским. Часовой сдался лишь после того, как ему объяснили, что той страны, которой он служил, уже давно нет. 9 лет солдат питался тушенкой и сгущенкой, потеряв счёт времени и приспособившись к существованию в темноте. После того, как его вывели, он потерял зрение от солнечного света и был помещен в больницу, после чего передан советским властям. На этом его след в истории теряется.

Руины 2-го форта крепости Осовец

проф. К.И. Величко. Отрывок из публикации «Роль крепостей в связи с операциями полевых армий». (1925 год)

схема крепости Осовец

Крепость Осовец — крепость-застава. Она запирала железную дорогу из Лыка через Граево на Белосток при переходе этой дороги по мосту через реку Бобр, текущую в широкой и болотистой долине. Она состояла из большого центрального форта № I, связанного оградою с водяными рвами с фортом III, и имела еще на правом неприятельском берегу форт — II -Заречный, прикрывавший мост Ниже по течению имелся еще малый форт-Шведский, и протянутая до него пехотная позиция от форта III. Наличие форта II на правом берегу Бобра придавало Осовцу известное значению в смысле допущения возможности играть не только пассивную, но и активную роль.

Других путей, кроме прегражденного крепостью Осовец из Восточной Пруссии через пограничный городок Граев к важному железнодорожному узлу в Белостоке, не было, вследствие чего упорное сопротивление Осовца, в случае атак приобретало особо важное значение, так как при выяснившемся ненадежном состоянии 10 армии и управления ее операциями, армии правофланговой, на которую должен был обрушиться удар Гинденбурга, с целью сначала разбить ее и затем охватить прав. фланг всего русского фронта, немцы могли выйти на сообщение нашего центра. Но для этого надо было сломить сопротивление, какое могла оказать эта армия на среднем Немане, при поддержке двух крепостей Ковно и Гродно. По немецким источникам, трудности, сопряженные с овладением этими крепостями, заставили Гинденбурга распространить охват к северу при посредстве 8 армии Бюлова. Другой путь перерыва тыловых сообщений был через верхний Нарев и Бобр по фронту Ломжа-Осовец к Белостокскому железно-дорожному узлу.

осле боев 25 дек. и 16 янв. на линии Иоганисбург, Лискен, Винцента часть русских сил (одна дивизия) отошла на Осовец, войдя в состав ее гарнизона, части же 10 армии, занимавшей Иоганисбург, теснимые противником, обнажали ст. Граево, еще незакончившую эвакуацию и правый фланг лево-фланговых частей армии. Комендант Осовца организовал Граевский отряд из состава гарнизона под нач. полк. Катаева, который и занял Граево, где и укрепился с целью преградить шоссе Щучин-Граево-Грайгород, которыми мог воспользоваться противник для своих передвижений по фронту. С этого дня, 30 января, началась широко-активная работа гарнизона на всем пространстве от Граева до Заречного форта (25 верст), где был создан ряд укрепленных позиций, из коих ближайшая к крепости Сосненская позиция являлась уже передовою и могла получать поддержку крепостной тяжелой артиллерии. Этой упорной борьбой за впереди-лежащую местность удалось оттянуть на себя значительные силы немцев и заставить (в силу опыта неудачной 1-ой бомбардировки в сентябре 1914 года) подвести до 68 тяжелых, осадного типа, орудий, в том числе 16-8 дм., 16-12 дм. и 4-16 дм. Несмотря на ничтожный плацдарм, представляемый крепостью, эта вторая бомбардировка, начатая 9 февр. и длившаяся до начала марта, немало не повлияла на сопротивляемость крепости. Судя по донесениям, вот какие результаты достигнуты противником за месячный срок: сохранены все бетонные постройки жизненного и боевого характера, вследствие чего гарнизон, расположенный в фортах и плацдарме, понес ничтожные потери; все старания немцев разрушить (как выразился прибывший на фронт император Вильгельм в одном аз своих приказов) игрушечную крепость в течение 10 дней не привели к указанной цели. По результатам бомбардировки с уверенностью можно сказать, что крепость Осовец выдержит еще такую же бомбардировку, при которой число выпущенных снарядов доходило до 80.000. Таким образом, надлежаще организованная и искусно веденная оборона Осовца (комендант арт. ген. Бржозовский) при наличии соответственно-устроенных бетонных казематированных сооружений не убоялась 42 см. мортир и 30,5 см. гаубиц в противность бельгийским крепостям, но, подобно Вердену, подтвердила о том, что «долговременная фортификация в мировую войну выдержала экзамен». В описании обороны Осовца (М. Свечников и В. Буняковский) сказано: «Осовец первый развенчал сложившееся убеждение о действии немецкой тяжелой артиллерии и доказал, что, пока гарнизон крепок духом, ничто не может заставить сдать крепость». Не то же ли показал и Ивангород? Необходимо добавить, что противник не преминул действовать и удушливыми газами, но сам от них гиб (до 1.000 человек) и успеха не достиг, вследствие отчаянных контр-атак гарнизона. Повторные его штурмы отбивались с большими потерями, а попытки обойти крепость с севера и юга не увенчались успехом, своевременно предупреждаемые фланговыми же операциями гарнизона, который протянул свой фронт за Бобром почти на 48 верст. Упорная защита передового прав. бережн. плацдарма, глубиною до 12 верст, увеличила силу фронтального сопротивления крепости и создавала крайне благоприятные условия к переходу в наступление в чрезвычайно важном направлении на Граево-Лык, в разрез между группами противника, действовавшего против соседних с крепостью армий. Осовец заслонил собой 50-верстный интервал между армиями фронта и оказал им поддержку под искусным и мужественным руководством коменданта, ген. (артиллериста) Бржозовского, сменившего ген. Шульмана, столь же доблестно отбившего в 1914 году первый 4-х дневный штурм. По приказу Главн. командования 9 авг. 1915 г. в 11 час. ночи гарнизон покинул крепость, составив сводный корпус под командой тоге же ген. Брожозовского, уничтожив крепость, и занял полевую позицию в 13 верстах к востоку.
Оборона «игрушечной крепости» Осовца столь же блестяща, как и оборона французами большой маневренной крепости Верден, и роль ею сыгранная в тактическом и в стратегическом отношениях оправдала, в свою очередь, произведенные на сооружение ее издержки и те жертвы, какие понес ее доблестный гарнизон.

Заключение военного издательства наркомата обороны СССР о причинах упорной и длительной обороны крепости Осовец. Написано в 1939 году.

Осовецкая крепость в отличие от других русских крепостей — Новогеоргиевска, Ковны, Гродны — выполнила свое назначение — она запретила на 6 месяцев доступ противнику к Белостоку, выдержала бомбардировку снарядами мощной осадной артиллерии, отразила все мелкие атаки и отбила штурм с применением отравляющих газов.

Приводимая таблица дает представление, как огромная первоклассная крепость Новогеоргиевск, обложенная 45 батальонами ландвера, сдалась после 10 дней сопротивления, в то время как маленькая «игрушечная» Осовецкая крепость, атакованная почти такими же силами, сопротивлялась 190 дней и была оставлена гарнизоном только по приказанию высшего командования.

Силы и средства блокадного германского корпуса

1. Против крепости Новогеоргиевск
а) батальонов пехоты — 45
б) тяжелой артиллерии — 84 орудия
в) в том числе 305- и 420-мм — 15 орудий

Гарнизон и вооружение
а) фортов — 33
б) батальонов пехоты — 64
в) тяжелой артиллерии — 1000 орудий

далась, оставив противнику 80 000 пленных и 1200 орудий

2. Против Осовецкой крепости
а) батальонов пехоты — 40
б) тяжелой артиллерии — 68 орудий
в) в том числе 305- и 420-мм — 18 орудий

Гарнизон и вооружение
а) фортов-4
б) батальонов пехоты — 27
в) тяжелой артиллерии — 71 орудие

Крепость была уничтожена, эвакуирована по приказанию высшего командования

Причины такой упорной обороны Осовецкой крепости следующие:

1. Крепость имела боеспособный гарнизон. Осовецкая крепость не была круговой позицией, приспособленной к изолированной борьбе; это была долговременно укрепленная полоса с сильным фронтом, хорошо обеспеченными флангами и открытым тылом, связанным железной дорогой, шоссе и сетью грунтовых дорог с тылом фронта (Белостокским железнодорожным узлом).

Свободный тыл позволил в нужный момент усилить гарнизон крепости первоочередными боевыми полками, которые вместе с обстрелянными в боях под Иоганисбургом и Граево полками 57-й пех. дивизии представляли реальную силу, способную противостоять частям блокадного германского корпуса с его мощной осадной артиллерией.

Если сравнить оборону передовых позиций Новогеоргиевска и Осовецкой крепости, то боеспособность пехоты Осовца будет ярко подчеркнута.

Сравнительно сильные передовые позиции Новогеоргиевска, обстрелянные в течение нескольких часов тяжелой артиллерией, бесславно пали, ибо защитники их разбежались; пехота Осовецкой крепости держала в своих руках передовые позиции в течение 6 месяцев, отбив все попытки противника овладеть ими.
Личный состав крепостной артиллерии Осовца знал свое дело вполне удовлетворительно; комиссия, проверявшая пробную мобилизацию крепости в 1912 г., подчеркивает, что среди «безотрадной картины материальной части крепостной артиллерии» отрадным фактов является хорошая подготовка в специальном отношении артиллеристов крепости.

Читайте также:  Родня

Касаясь морального состояния гарнизона крепости, необходимо упомянуть, что подавленное настроение наблюдалось только в ополченских частях при выполнении боевых заданий. Нельзя не упомянуть о том озлоблении, которое постепенно накоплялось у частей гарнизона против врага: в письмах, перебрасываемых немцами на Сосненскую позицию, говорилось, что русским пора прекратить сопротивление, так как они не могут бороться против германцев, и что скоро они будут под властью германского кайзера.

Особое впечатление произвело на гарнизон крепости отравление крестьян ближайших к крепости деревень во время газового штурма и издевательства немцев над трупами отравленных стрелков в окопах Сосня: «Медведь — страшный зверь, и тот не трогает мертвецов, а эти хуже зверей, погоди, дай дорваться», — говорили стрелки 226-го Землянского полка.

Крепость имела работоспособный штаб, опытных начальников артиллерии и инженеров; во главе крепости стоял решительный, энергичный комендант, моральные качества которого были противоположны качествам комендантов Новогеоргиевска и Ковны, из которых первый приказал очистить всю первую линию обороны после падения двух фортов (из 33), а через несколько дней сдал крепость, подарив немцам 80 000 пленных, 1 200 орудий и на несколько десятков миллионов рублей различного имущества, а второй в самый разгар боев под крепостью «выбыл из крепости» со своим штабом, оставив гарнизон без руководства.


2. Крепость имела материально обеспеченную базу. Свободный тыл позволил снабжать крепость необходимыми средствами для упорной обороны. Почти каждую ночь, даже во время бомбардировки, в крепость прибывали поезда и автомобильные транспорты, доставляя орудия, боеприпасы, продовольствие и даже строительный материал. Крепость не чувствовала недостатка в противоштурмовой артиллерии, пулеметах, винтовках и боеприпасах, как это было в изолированном Новогеоргиевске, где около половины гарнизона совсем не имела винтовок, а остальные на одну треть были вооружены винтовками Бердана с 300 патронами на винтовку.

Французский автор Гранкур, описывая состояние вооружения пехоты Новогеоргиевска, восклицает: «Не было даже винтовок Бердана, а в мирное время Сухомлинов приказал уничтожить 600 000 берданок и около миллиарда патронов к ним под предлогом, что их негде хранить».

Крепость Осовец была снабжена продовольствием и предметами первой необходимости; гарнизон крепости не голодал и не истощался, как это было в изолированном Перемышле, где войска длительный период питались кониной и суррогатами и в конце концов принуждены были после неудачного прорыва русских позиций 18 марта 1915 г. сдаться осаждающим.

Гарнизон крепости был обеспечен и предметами санитарного снабжения — перевязочными материалами, медикаментами и прочим — и мог пользоваться санитарными поездами, которые доставляли раненых, больных и отравленных в тыловые госпитали.

3. Крепость имела необходимое количество казематированных сооружений, обеспеченных от 30,5-см бомб. Кредиты, отпущенные в 1912 — 1914 гг. на устранение тех дефектов в фортификационном оборудовании крепости, которые были замечены во время пробной мобилизации крепости в 1912 г., позволили обратить внимание на усиление конструкций фортификационных сооружений и обеспечить последние от огня 30,5-см осадной артиллерии. Не перечисляя всех произведенных работ, о которых упоминалось, можно указать, что крепостное строительство пошло не только по пути устройства новых мощных железобетонных сооружений, но и по пути усиления бетоном старых солидных кирпичных казарм, что дало хорошие результаты, и форты крепости имели к началу бомбардировки достаточное количество казарм и убежищ, безопасных от 21 — 30,5-см бомб.

Старые кирпичные казармы, усиленные бетоном по идее «слоистой конструкции», оказались сильнее убежищ крепостей Льежа и Намюра, где сводчатые покрытия были набиты из сплошного бетона, который 30,5-см и 42-см бомбами или пробивался насквозь, или давал отколы, опасные для жизни людей.

4. Большое значение для успешной обороны крепости имели те значительные ошибки, которые были допущены противником во время осады.

Первая ошибка заключалась в том, что немцы не решились на штурм крепости 22 — 24 февраля, когда мороз сковал Бобр, его болота и водяные рвы крепости, а гарнизон был переутомлен боями на передовых позициях и не освоил еще своих долговременных позиций.

Второй ошибкой было крайне поспешное снятие с позиции 42-см орудий; причины этого распоряжения совершенно непонятны, тем более что дальность стрельбы 42-см орудий превосходила дальность огня крепостных 15-см пушек Кане.

Наконец, третья ошибка заключалась в том, что немцы, даже в разгар бомбардировки крепости, 25 февраля — 3 марта, не стреляли по ночам; это обстоятельство позволило гарнизону исправлять ночью все дневные повреждения; только на одном Центральном форту за 8 ночей обернулось на работах около 1 500 человек. Ночная передышка позволяла, как об этом говорилось, подвозить в крепость все необходимые средства борьбы.

Фотографии Осовца и применения химического оружия во время Первой Мировой











Начало штурма крепости Осовец.

В сентябре 1914 г. к крепости подошли части 8-ой германской армии — 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 г., имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.

В это же время из Кенигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 мм. Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 г. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнем русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

3 февраля 1915 года немецкие войска предприняли вторую попытку штурма крепости. Завязался тяжелый, продолжительный бой. Несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону.
Германская артиллерия вела обстрел фортов с применением тяжелых осадных орудий калибра 100—420 мм. Огонь велся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты — залп. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжелых снарядов.

Также, специально для обстрела крепости, немцами были переброшены под Осовец 4 осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Командование генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов. Крепость выстояла еще полгода…Более того, огнем русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия вне пределов досягаемости защиты крепости.

Осадное орудие «германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм все еще непокоренной крепости Осовец.

В штурме Осовца участвовал 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера. Командир дивизии с момента формирования в феврале 1915 и по ноябрь 1916 — генерал-лейтенант РуБольшая Берта»Осадное орудие «Большая Берта»

В начале июля 1915 г. под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга дольф фон Фройденберг. Рудольф фон Фройденберг

Немцы начали устраивать газовые батареи в конце июля. Было установлено 30 газовых батарей в количестве нескольких тысяч баллонов. Более 10 дней ждали немцы попутного ветра. Для штурма крепости были подготовлены следующие силы пехоты:

76-й ландверный полк атакует Сосню и Центральный редут и наступает по тылам Сосненской позиции к дому лесника, что у начала железнодорожной гати;

18-й ландверный полк и 147-й резервный батальон наступают по обе стороны железной дороги, прорываются к дому лесника и атакуют совместно с 76-м полком Заречную позицию;

5-й ландверный полк и 41-й резервный батальон атакуют Бялогронды и, прорвав позицию, штурмуют Заречный форт.

В резерве находились 75-й ландверный полк и два резервных батальона, которые должны были наступать вдоль железной дороги и усилить 18-й ландверный полк при атаке Заречной позиции.

Всего для атаки Сосненской и Заречной позиций были собраны следующие силы:
13 — 14 батальонов пехоты,
1 батальон саперов,
24 — 30 тяжелых осадных орудий,
30 батарей отравляющего газа.

Передовая позиция крепости Бялогронды — Сосня была занята следующими силами русских:

Правый фланг (позиции у Бялогронды):
1-я рота Земляческого полка,
две роты ополченцев.

Центр (позиции от Рудского канала до центрального редута):
9-я рота Земляческого полка,
10-я рота Земляческого полка,
12-я рота Земляческого полка,
рота ополченцев.

Левый фланг (позиция у Сосни) — 11-я рота Земляченского полка,
Общий резерв (у дома лесника) — одна рота ополченцев.

Таким образом, Сосненскую позицию занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Газовая атака

Позиции противников в районе крепости не двигались с места до конца июля. Гарнизон Осовца укреплял оборону, используя имевшиеся средства, немцы также зарылись в землю, отгородились проволочными заграждениями и периодически постреливали из-за них.

В конце июля русские инженеры заметили начало каких-то крупных земляных работ на немецкой стороне, но понять их характер не смогли. Позже стало известно, что противник начал обустраивать позиции для более чем тридцати газобаллонных батарей, вооружённых несколькими тысячами баллонов с отравляющим газом. Тринадцать дней немцы ждали, когда подует благоприятный для них западный ветер, и 6 августа в 4:00 начали газовую атаку. На Сосненских позициях в это время находилось девять русских рот, из которых пять регулярных Землянского полка и четыре – ополчения. Против них противник сосредоточил двенадцать батальонов 11-й Ландверной дивизии, за которыми находились ещё шесть батальонов. Их атаку поддерживали 24–30 осадных орудий.

Немецкая газовая батарея готовится к началу газовой атаки.

Сплошная пелена зелёного газа шириной в 2 км поползла над землёй в сторону крепости, поднимаясь на высоту до 15 м. Через 5–10 минут газ достиг Сосненских позиций. На тот момент русские солдаты не имели никакой защиты от отравляющих веществ, кроме почти бесполезных тряпичных повязок. Первыми погибли солдаты, находившиеся в секретах и разведывательных партиях, затем стали задыхаться солдаты рот, занимавших передовые траншеи. 9-я, 10-я, 11-я роты и рота ополченцев, державшие оборону в центре позиций, погибли полностью, а от 12-й роты, находившейся слева (на 3-м участке), осталось всего 40 человек. На правом фланге на запасной позиции у села Бялогронды из трёх рот выжило 60 человек (по данным М. С. Свечникова и В. В. Буняковского – 20).

Германская газовая атака, снятая с воздуха русским пилотом, 1916 год

Газ быстро продвигался вперёд и проник в глубину русской обороны на 20 км, но уже после 12 км его отравляющее действие практически сошло на нет. Тем не менее, в крепости, казематы и батареи которой не были оборудованы надлежащим образом, практически весь гарнизон, включая командование, получил отравления различной степени.

Ход боевых действий на Сосненских позициях 24 июля (6 августа) 1915 года Рисунок из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

После выпуска газов в небо взлетели красные ракеты, и в атаку пошли немецкие пехотные роты. Через их голову немецкая артиллерия нанесла удар по окопам, траншеям и ходам сообщения Сосненских позиций, после чего перенесла огонь в глубину русской обороны (таким способом немцы пытались пресечь попытки выдвижения резервов из крепости). Немногие выжившие защитники траншей были обессилены газами и не могли оказать какого-либо сопротивления. На 1-м участке позиций двум оставшимся пулемётчикам хватило сил лишь закопать в песчаное дно траншеи свой разобранный «максим». На 2-м участке также почти никого не осталось, а выживших немцы добили.

Читайте также:  Город Мангуп-Кале

Жертвы газовой атаки

Однако немцы отравили газом и самих себя. 76-й Ландверный полк потерял около тысячи человек, которые слишком сильно забрали влево и попали в полосу газовой атаки. Тем не менее, его солдаты захватили 4-й участок обороны и село Сосню, откуда ударили во фланг 3-му участку, но столкнулись с неожиданным препятствием. Один из уцелевших пулемётчиков, имя которого навсегда останется неизвестным, отошёл от села и закрепился в траншее, которая вела во фланг 3-й позиции. Отравленный газами, он успел выпустить во врагов две ленты (не менее 500 патронов), усеяв трупами всё пространство перед собой. Немцы смогли приблизиться к пулемётчику лишь в тот момент, когда он вставлял в пулемёт третью ленту. Озверевшие от нанесённых им потерь, немцы изрубили героя в клочья.

Между тем, на 3-м участке всё ещё сопротивлялась 12-я рота. Немцы пытались обойти её траншеи с тыла, однако не преуспели в этом. Правее, на резервной позиции близ села Бялогронды, держали оборону два пулемётчика и стрелки.

Начальник Сосненской позиции капитан Потапов выдвинул из резерва роту ополченцев, которая заняла последний (тыловой) ряд траншей на бугре, после чего запросил подкреплений у командования гарнизоном. Генерал Бржозовский приказал артиллерии крепости поставить огневую завесу на первой и второй линиях траншей Сосненских позиций (чтобы не дать немецким подкреплениям приблизиться к уже прорвавшимся вперёд ротам), а командиру 2-го отдела обороны полковнику Катаеву – нанести контрудар уцелевшими ротами Землянского полка.

Контратака 13-й роты

Первой в контрнаступление из Заречного форта перешла 13-я рота, в задачу которой входило отбить 1-й участок. Следом за ней выдвинулись 8-я и 14-я роты, которые должны были занять, соответственно, 2-й участок и деревню Сосня. Именно атака 13-й роты вошла в мировую историографию как «атака мертвецов», хотя многое в ней, как это часто бывает с легендами, впоследствии преувеличили. Например, часто можно встретить рассказы о том, что из траншей поднимались солдаты, выдержавшие атаку хлором. Однако это совсем не так – роты, находившиеся в окопах, были полностью уничтожены, а в атаку пошёл резерв, находившийся в стороне от центра газового облака.

Подпись фото: «Раздача пищи из котлов на Заречном форту чинам 226-го пех. Землянского полка». Велика вероятность, что именно эти солдаты участвовали в «атаке мертвецов» Источник – corporatelie.livejournal.com

Роту повёл вперёд её командир подпоручик Котлинский, который, как и все его солдаты, получил газовое отравление, но остался в строю. Под огнём противника рота преодолела 1 км, отделявший её от Сосненских позиций, после чего рассыпалась цепью и повела наступление вдоль железной дороги. Свидетельство очевидца тех событий напечатала в 1915 году газета «Русское Слово»:

«Когда участок полотна железной дороги был нами пройден, когда до немцев оставалось 300–400 шагов, Котлинский приказал роте залечь под холмом, а сам вышел под ураганным огнём противника на открытое место и в бинокль осмотрел расположение его сил… Выбранное им место для атаки оказалось удачным»

В современных описаниях можно встретить рассказы о том, что увидев живых русских солдат, выбегавших из хлорного тумана, немцы пустились наутёк. На самом же деле они открыли шквальный пулемётный и ружейный огонь, в результате которого часть русских солдат погибла. Смертельное ранение получил и подпоручик Котлинский, успевший передать командование подпоручику Стржеминскому. В ротном журнале боевых действий указывалось:

«В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело»

Паника среди немцев началась, когда они сошлись со своим противником в рукопашной схватке. Немецкие солдаты, как и их командиры, были полностью уверены, что газы сделают всё дело, и никакого заметного сопротивления они не встретят. Но когда на немцев из уже поредевших клубов газа пошли в атаку люди с кожей, позеленевшей от окиси хлора, они бросились наутёк. На плечах противника русские солдаты ворвались во вторую линию траншей, где им удалось отбить невредимыми противоштурмовые орудия и пулемёты, которые немцы захватили несколькими часами ранее.

Далее землянцы начали прорываться к хутору, носившему название «дворы Леонова». Здесь между траншеями второй и первой линий 1-го участка Сосненских позиций были натянуты проволочные заграждения, разделявшие немецких и русских солдат. Пройти через них можно было только по соединительному ходу, который простреливался немцами.

Артиллерия крепости сосредоточила огонь на дворах Леонова, где из-за своей скученности немцы понесли огромные потери. После этого русские солдаты забросали соединительный ход гранатами и ворвались в первую линию траншей. Мало кто из немцев смог вырваться из этой ловушки – большинство навсегда осталось на проволочных заграждениях, узкие проходы в которых не могли пропустить всех «желающих». Те же немногие, кто выжил, после этого долго страдали нервными расстройствами и распространяли легенду об атаке «мертвецов».

Отчаяние обречённых

Атака немцев на большинстве участков не встретила сопротивления. Немцы шли по трупам умерших русских солдат. Но вдруг эти трупы ожили. Солдаты 13-й и 8-й рот 226-го пехотного полка внезапно обрушились на 18-й ландверный полк немцев в яростной штыковой контратаке. Полк обратился в бегство.

Немцев задержали при бегстве собственные проволочные заграждения, на которых наши перекололи их немало. Русские позиции были восстановлены. Но многие участники этой контратаки получили смертельные отравления и ненадолго пережили этот бой.

Ни один немец не вспоминал этот эпизод. С русской стороны есть только одно свидетельство военного специалиста Сергея Хмелькова, написанное уже в 1930-е годы.

В скупом описании нет ни одной украшающей подробности, которые стали смаковать писатели нашего времени. Эксперты считают досужей выдумкой «выхаркивающих куски лёгких на гимнастёрки» солдат. Хотя сильный кашель с кровью и изменение цвета лиц у отравленных, идущих в бой со штыками наперевес, могли создать впечатление, устрашившее немцев, не ожидавших ничего подобного.

Штурм Осовца в тот раз не удался у немцев ещё и по той причине, что на другом участке фронта 12-й немецкий полк сам попал под отравление. Кроме того, из крепости по немцам вела постоянный огонь артиллерия.

Попытка второго приступа крепости

22 февраля началась осада крепости. Второй штурм продолжался с февраля по март 1915 года. Для разрушения укреплений крепости и подавления её батарей немцецкие войска собрали несколько десятков осадных орудий калибром от 107 до 305 мм, а «вишенкой на торте» стали несколько мощнейших 420-мм орудий (неофициальное название – «Большая Берта»). Немецкие артиллеристы установили их на расстоянии, недостижимом для снарядов устаревших 107-мм и 152-мм русских пушек. При штурме укреплений бельгийской крепости Льеж двум «Большим бертам», как правило, достаточно было дня, чтобы вывести из строя один форт.

Каждый выстрел Берты оставлял воронку 5 метров глубиной и 15 – в диаметре, настоящий котлован! Вместе с артиллерией с воздуха работали крепость немецкие аэропланы. Противник предполагал, что при интенсивной бомбардировке русские сдадут крепость через сутки. Генеральный штаб Российской империи просил защитников продержаться 48 часов. При этом понимая, что задача практически не выполнимая. Ураганный огонь по крепости противник вел в течение недели, выпустив около 250 тысяч снарядов. Русская армия тратила столько на фронтах за 2 месяца. Крепость была окутана дымом из которого вырывались языки пламени, а земля дрожала.

К сожалению для немцев, они не знали о привезённых в Осовец двух 152-мм пушках Канэ. Впоследствии именно этот факт сыграл важнейшую роль в развитии событий. Дуэль артиллеристов (всего двух! морских пушек) системы Канэ против 17 батарей осадной артиллерии немцев завершилась с позорным счетом 8:1 в пользу русских. Немцы вновь спешно отступили.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Силы сторон и первые бои

К сентябрю 1914 года к крепости были стянуты значительные силы 8-ой германской армии — 40 пехотных батальонов. Они почти с ходу перешли в массированную атаку, попытавшись взять штурмом передовые траншеи. Уже к 21 сентября 1914 года, многократно превосходя союзников по количеству солдат, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, которая позволяет вести артиллерийский обстрел крепости.

В немецком тылу были 60 штурмовых орудий калибром до 203 мм, что значительно превышало мощность крепостной артиллерии, основную часть которой составляли морально устаревшие 152-мм пушки образца 1877 года. В то же самое время из Кенигсберга немецким командованием к Осовцу было переброшено 60 орудий калибра до 203 мм. Тем не менее, обстрел начался только 26 сентября 1914 года. Через два дня немецкие войска предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнем русской артиллерии. И на следующий же день русские войска провели две контратаки с флангов, которые вынудили немцев прекратить обстрел и отступать в спешке, отводя артиллерию.

За эффективные действия при обороне и успешное отражение нападения, комендант Осовца генерал-лейтенант К. А. Шульман был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Через некоторое время Шульмана отстранили от командования крепостью (только в сентябре 1915 года ему доверили 30-ю резервную пехотную бригаду). Был ли ранение генерала или что-то в его действиях не устроило командование – об этом история умалчивает. Гарнизон крепости возглавил бывший командир артиллерийской службы генерал-майор Н. А. Бржозовский. Он до 8 апреля 1915 года был временно исполняющим обязанности, а потом официально вступил в должность.

Немецкое командование поняло, что крепость не взять штурмом и осада может затянуться на продолжительное время. Чтобы увеличить дальность ведения огня крепостной артиллерией, из Кронштадта в Осовец доставили две 152-мм дальнобойные скорострельные пушки системы Канэ.

Отступление в века

К сожалению, героизм защитников крепости оказался напрасным. Ещё до легендарных событий в Осовце, в мае 1915 года, германо-австрийским войскам удалось прорвать русский фронт в Галиции, и, чтобы избежать окружения, русская армия начала общее отступление из Галиции и Польши. Решение о сдаче Осовецкой крепости уберегло её защитников от второй газовой атаки (её подготовка была в разгаре, когда немцы выяснили, что противника перед ними нет).

23 августа в крепости оставались лишь две роты сапёров, инженеры гарнизона и часть артиллеристов. Все укрепления четырёх фортов были заминированы пироксилином, который в изобилии хранился в погребах. Четыре оставленные 150-мм пушки вели огонь, изображая присутствие всей артиллерии, после чего в 19:00 сапёры подожгли здания, а в 20:00 последние защитники Осовца подорвали заряды, заложенные в укреплениях, и отступили.

Руины Осовецкой крепости на немецкой открытке

История о русских солдатах, которые встали среди клубов хлорного газа и бросились на врага, стала легендарной. Участники «атаки мертвецов» стали героями песен и видеоклипов, о них снято несколько документальных фильмов. Однако мало кто вспоминает об артиллеристах, чьи действия решили исход этого сражения, о героической 12-й роте и о безвестном пулемётчике, уложившем множество врагов.

Источники
  • https://GdeNahoditsya.ru/gde-nahoditsya-krepost-osovets
  • https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1532550
  • https://ekabu.ru/78996-zaschita-kreposti-osovec.-ataka-mertvecov..html
  • https://zen.yandex.ru/media/id/5d8bba83d4f07a00ae4d2461/ataka-mertvecov-ili-podvig-geroev-kreposti-osovec-5da3157a6f5f6f00ad961f97
  • https://masterok.livejournal.com/2473319.html
  • https://zen.yandex.ru/media/history_russian/ataka-mertvecov-krepost-osovec-5bf915422524ba00aa55dc85
  • https://zen.yandex.ru/media/id/5c4aebbb0aaeef00ac927cfe/russkii-podvig-v-vekah—oborona-kreposti-osovec-5d699f3503bdd400ac889aa1

Как вам статья?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Мир наскальной живописи
Adblock
detector